• Alexandra Appelberg

Малкольм Х: путь к исламу



Малкольм Литтл, который в будущем станет афроамериканским духовным лидером, борцом за гражданские права Малкольмом Х, с детства не доверял белым. У него были на то основания: “Ку-Клукс-Клан” сжег дом его семьи, его отец был убит (сам Малкольм считал, что белыми радикалами). Несмотря на живой ум и способности, Малкольм потерял интерес к учебе, когда его школьный учитель сказал, что стать адвокатом, как он мечтал, у него не получится. Вскоре Малкольм оказался в преступной группировке, был арестован и отправлен в тюрьму. Так начался его духовный путь. 

В этом не было ничего необычного. Многие афроамериканцы, попадая в тюрьму, нуждались в духовном наставничестве. Многие из них приходили в своих исканиях к “Нации ислама”. Основанная несколькими десятилетиями ранее, в 1930х, “Нация ислама” переняла духовные практики мусульман, смешав их с элементами черного национализма и идеями превосходства чернокожих. Основатель движения, Уоллес Фард, считал, что христианство было навязано африканцам белыми колонизаторами, и ислам исторически им духовно ближе. Элайджа Мухаммед, второй лидер “Нации ислама”, привнес в секту мистицизм, весьма далекий от ислама. Так, по его словам, белый человек является своего рода Франкенштейном - созданием сумасшедшего чернокожего ученого по имени Якуб, жившего 6 тысяч лет назад, а летающие тарелки НЛО - это колеса повозки Иезекииля. “Нация ислама” проповедовала полное отделение от белых, экономическую и культурную независимость, а также отказ от алкоголя, азартных игр, внебрачных половых связей. 

Малкольм, до этого высказывавшийся крайне негативно о любой религии, увлекся этой смесью духовности, мистики и политического движения за права чернокожих. Он стал называть себя Малкольм Х - фамилию Литтл дали его предкам белые рабовладельцы, и Малкольм не хотел больше с ней ассоциироваться. Он вступил в переписку с Элайджей Мухаммедом, а после освобождения из тюрьмы в 1952 году занял должность помощника священника в Храме “Нации Ислама”. Его талант проповедника помог привлекать к движению новых членов. По некоторым данным, с начала пятидесятых до начала шестидесятых численность членов организации выросла с 1200 до 50 000 или даже 70 000. Малкольм Х даже убедил присоединиться к движению известного боксера Кассиуса Клея (он затем взял имя Мухаммед Али). В своих выступлениях Малкольм Х говорил не только о религии, но и полицейском насилии, дискриминации, расизме - каждодневной реальности его слушателей. 

Однако со временем отношения Малкольма Х и Элайджи Мухаммеда становились все более напряженными. Ходили слухи, что Элайджа не всегда живет в соответствии с собственными правилами - в частности, вступает в многочисленные половые связи. Окончательный разрыв был вопросом времени. Он наступил, когда Малкольм прокомментировал убийство президента Джона Кеннеди поговоркой, которую можно перевести как “что посеешь, то и пожнешь”. Это вызвало негодование американского общества. Малкольм Х был отстранен от общения с публикой на 90 дней. Вскоре он публично заявил о своем выходе из организации. 

Примерно в это же время он начинает интересоваться исламом суннитского толка. Несколько друзей советуют ему совершить паломничество в Саудовскую Аравию, и, взяв денег у своей сестры, Малкольм отправляется в путешествие по Ближнему Востоку и Африке, которое еще раз изменит его жизнь. Еще на пути в Мекку, в каирском аэропорту его поразила атмосфера братства между мусульманами разного происхождения. Позднее он напишет в своей автобиографии:

“Толпы людей, очевидно, мусульман из разных стран, связанных паломничеством, обнимались друг с другом. Они выглядели по-разному, а атмосфера была теплой и дружественной. Я ощутил, что никакой проблемы цвета кожи здесь не было. Это произвело на меня эффект, схожий с выходом из тюрьмы”. 

Встреча Малкольма Х с королем Саудовской Аравии Файсалом аль-Саудом

Эти впечатления сохранились, и даже приумножились во время всего его путешествия. Несмотря на бюрократические проволочки (саудовские власти ненадолго задержали его в Джидде, не поверив, что он действительно мусульманин), ему всегда удавалось встретить людей, готовых помочь - как рядовых паломников, так и известных в исламском мире фигур. В частности, он познакомился с Абдулом Рахманом Хасаном Аззамом, египетским дипломатом, мыслителем и писателем. В автобиографии Малкольма Х целые пассажи посвящены тому, что этот “белый”, в представлении Малкольма, человек проявил к нему такую доброту и радушие. Этот опыт заставил его пересмотреть взгляды на превосходство черной расы и невозможность со-существования рядом с белыми. В своих “Письмах из Мекки” он пишет:

“Америка должна понять ислам, потому что это единственная религия, которая стирает проблему расы в обществе. Во время моего путешествия на Ближний Восток я встретился, разговаривал и даже ел вместе с людьми, которые в Америке считались бы “белыми” - он “белое” отношение было стерто из их сознание религией ислама. Никогда до этого я не ощущал искреннего и правдивого братства людей всех цветов, вне зависимости от их расы”. 

В США он вернулся убежденным мусульманин суннитского толка, вновь изменив имя - на эль-Хадж Малик эш-Шабазз. 

Между тем, руководство “Нации ислама” регулярно высказывалась о Малкольме Х негативно. Элайджа Мухаммед говорил, что «лицемеры вроде Малкольма должны лишиться своих голов». Похожие замечания делали и другие члены организации, а в их официальной газете даже была опубликована карикатура на Малкольма. В 1965 году, во время его выступления перед Организацией афроамериканского единства в танцевальном зале “Одюбон” члены “Нации ислама” выстрелили в Мелкольма из двуствольного обреза. Он умер позднее в больнице. Ему было 39 лет. 

Стивен Барбоза, принявший ислам со взрослом возрасте американский журналист и писатель, в своей книге “Американский джихад” отмечает, что фигура Малкольма Х повлияла и продолжает влиять на целые поколения афроамериканцев-мусульман:

“Его жизнь показала мне что-то гораздо более важное, чем просто выдающееся ораторское мастерство: какую роль религия может играть в расовом обществе. Он стал примером того, как обращение [в ислам] может быть инструментом изменения всей жизни - собственной и других. Его потрясающая способность меняться из парня “с района” в представительного проповедника “Нации ислама”, а затем - в верующего мусульманина - в этом было его истинное послание”. 
telegram pic.png

"Минареты, автоматы" в Телеграме

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now