• Alexandra Appelberg

"Зелёное движение" в Иране: десятилетие неслучившейся революции

Updated: Sep 30, 2019

13 июня 2009 года, на следующий день после президентских выборов, в Иране начались массовые акции протеста, которые продлятся несколько месяцев, обнажат слабости режима, и приведут к созданию и росту иранского гражданского общества. 

"Зеленое движение" в Иране вывело на улицы сотни тысяч человек

Несмотря на общее представление об Иране как теократической диктатуре, выборы - президентские, парламентские и муниципальные - отнюдь не являются фикцией. Конечно, кандидаты проходят строгий отбор Советом стражей, которые отсеивают большую часть тех, кто хочет баллотироваться. Тем не менее, кандидаты как правило представляют один из двух противоборствующих лагерей - так называемых реформистов и консерваторов. До известной степени президент, а также парламент определяют внутренний и внешний курс политики государства. Выборы в Иране - настоящее состязание политических платформ и возможность для граждан повлиять на положение вещей в стране (оставаясь в рамках концепции “вилаят аль-фатих”, то есть религиозной системы правления). 

Вот почему на выборах 2009 года около 89 миллионов человек, или 85% населения с правом голоса, выстроились в очереди на избирательные участки. Общее настроение было воодушевленным: после четырехлетнего президентского срока появилась возможность избавиться от надоевшего популиста-консерватора Махмуда Ахмадинежада, чье неумелое управление ввергло страну в еще больший экономический кризис. Главным конкурентом Ахмадинежада на выборах был Мир-Хосейн Мусави, в прошлом премьер-министр, который в последние двадцать лет не принимал участие в политической жизни страны. Не то чтобы Мусави был сильно популярен сам по себе (в годы своего премьерства он снискал репутацию довольно жесткого политика, пресекающего всякое инакомыслие) - скорее, он, заручившись поддержкой реформистского крыла, смог консолидировать всех тех, кто был против Ахмадинежада. Таких было много. 

Еще накануне выборов начались странности. Неожиданно перестали работать телефонные сети и сервисы СМС. Начались перебои с интернетом, “упали” многие сайты, ассоциируемые с реформистами. В день выборов некоторые избирательные участки закрылись слишком рано, на других закончились избирательные бюллетени. Странности продолжились - уже к вечеру 12 июня власти Ирана объявили результаты: победил Ахмадинежад.

Мир-Хосейн Мусави в 2009 году на демонстрации против фальсификаций на выборах, BLOOMBERG NEWS

Мусави собрал пресс-конференцию и заявил, что выборы проводились с нарушениями. Он и другие оппозиционные кандидаты призвали к аннулированию результатов и перевыборам. 13 июня сотни тысяч сторонников Мусави вышли на улицы Тегерана и других городов в знак протеста против фальсификаций. Многие держали в руках плакаты с призывами к демократии или простым вопросом: “Где мой голос?”. Так началось “Зеленое движение”. 

Власти ответили жестким подавлением протестов, отключением социальных сетей, рейдами на дома и офисы политических фигур, организаций по защите прав человека, редакции газет и новостных сайтов, даже студенческое общежитие Тегеранского университета, где как минимум пять человек были убиты и более сотни арестованы силами безопасности. 

В своей речи к сторонникам новоутвержденный президент Ахмадинежад назвал протестующих “грязью и пылью”. Верховный лидер Ирана, аятолла Хаменеи выступил перед иранцами спустя неделю после выборов и заявил, что причин для пересчета голосов или перевыборов нет, а демонстрации спровоцированы враждебными странами Запада, в частности, США. Еще больше людей вышли на улицы. 

Протесты стали самыми массовыми со времен Исламской революции 1979 года. По самым скромным подсчетам, в Тегеране в них участвовало три миллиона человек. 

Лидеры протестов и известные реформисты - некоторые из них были важными участниками Исламской революции, занимали видное положение в правительстве - стали исчезать. Их арестовывали прямо дома, отправляли в трагически известную тюрьму Эвин и оставляли без связи с внешним миром. Это было чем-то новым даже для Исламской республики. Руководство целой политической фракции было объявлено вне закона. Тысячи человек были арестованы, многие из них после этого пропали без вести. Постепенно стала просачиваться информация о пытках и изнасилованиях, практикуемых в тюрьме.

Протесты все не прекращались. 20 июня осталось в истории Ирана под именем “Кровавое воскресенье”: силовики и милиция “Басиж”, подчиняющаяся “Корпусу стражей Исламской Революции” применяли не только слезоточивый газ и дубинки, но и ножи и огнестрельное оружие. Как минимум 110 человека были убиты, бессчетное количество - ранены.

"Где мой голос?" - главный слоган протестов

Режиму потребовалось девять месяцев, чтобы подавить протесты. Мусави и несколько других лидеров и членов их семей были помещены под домашний арест.

Несмотря на то, что “Зеленое движение” не переросло в революцию и не смогло добиться своих основных целей - перевыборов и смещения Ахмадинежада с должности президента - его важность подчеркивается как исследователями, так и самими участниками событий 2009 года. 

«Демократическая воля иранцев изменила моральную карту Ближнего Востока, а движение за гражданские права, которое она породила, окажет эффект домино, который не оставит ни одну нацию в регионе нетронутой», - написал в 2009 году ирановед, профессор Колумбийского университета Хамид Дабаши. Можно ли таким «эффектом домино» считать случившуюся два года спустя Арабскую весну? 

Иранский журналист и диссидент Акбар Ганджи, сам пострадавший от режима и подвергнутый пыткам в тюрьме, считает, что “хотя под руководством Хаменеи Исламская республика победила “Зеленое движение”, в моральном плане она проиграла”. Неразрешенный конфликт добавился к целому ряду других проблем, которые не исчезли в арестами активистов и разгоном демонстраций. Силовое подавление мирного протеста - всегда признак политической слабости. Лидеры оппозиции (хотя Мусави по его взглядам так можно назвать с большой натяжкой!) превратились в общественном сознании в национальных героев, пострадавших “за вашу и нашу свободу”. А само движение, по словам Ганджи, не исчезло, но затаилось, не прекращая работу по созданию связей, объединению людей и организации потенциально мощной социальной силы, которая проявится - как только для этого будет возможность.  

«Волнения в Иране, - написал известный израильский публицист Гидеон Леви из Haaretz, - заставляют меня позеленеть от зависти».

Мир-Хосейн Мусави и его жена Зара Рахнавард, 2019

Мир-Хуссейн Мусави по-прежнему находится под домашним арестом. Несколько месяцев назад его условия несколько смягчились: теперь раз в неделю он может покидать свой дом и навещать родственников и друзей (список которых, естественно, предварительно согласовывается с властями). Несмотря на запрет, свежая фотография Мусави и его жены доктора Зары Рахнавард, которая также находится под домашним арестом с 2011 года, попала в сеть. 


По материалам:

Dabashi, Hamid, "The green movement in Iran"

Laura Secor, "Children of Paradise: The Struggle for the Soul of Iran" 

New Conditions of Mousavi and Karroubi’s House-Arrest, Iran International

Photo of Iran opposition leader Mousavi, wife shared despite ban, Al Jazeera

Iran’s Green Movement Five Years Later — ‘Defeated’ But Ultimately Victorious, Huffpost

89 views