• Alexandra Appelberg

Аида Тума-Слиман: “Хадаш” - единственная левая партия в Израиле

К внеочередным парламентским выборам, которые состоятся 17 сентября, израильские арабы подходят, кажется, максимально разобщенными. Политики с трудом договорились участвовать в выборах “Объединенным списком”, в то время как среди избирателей по-прежнему сильна тенденция бойкотировать выборы. Что происходит на “арабской улице”? Поддерживают ли палестинцы BDS? Возможно ли сотрудничество “Объединенного списка” с сионистскими партиями? Эти и другие вопросы я обсудила с Аидой Тума-Слиман - членом израильского парламента от коммунистической партии “Хадаш”, основательницей арабского феминистского объединения “Женщины против насилия” и со-основательницей Международной женской комиссии за справедливый палестино-израильский мир.


Аида Тума-Слиман. Photo credit: Al-Ittihad

Корректно ли называть “Хадаш” арабской партией? Или вы предпочитаете какое-то другое определение?

“Хадаш” - это арабо-еврейская партия, единственная партия в Израиле, которая объединяет арабов и евреев. 


Объясните мне, пожалуйста, что происходит с “Объединенным арабским списком”. К прошлым выборам партии не смогли договориться, и участвовали в них по отдельности. В этот раз, кажется, все-таки объединились. Как строятся отношения внутри списка?

Сразу вас поправлю - это не “Объединенный арабский список”, а просто “Объединенный список”, в нем есть и евреи. Действительно, на прошлых выборах мы не смогли преодолеть наши разногласия, хотя “Хадаш” всегда выступает за объединение. Для нас “Объединенный список” - это не просто инструмент для привлечения голосов, но и политический проект, который объединит как можно больше людей для того, чтобы повлиять на политическую ситуацию в Израиле, где власть находится в руках ультра-правых сил. Это также поможет сделать представительство самого многочисленного меньшинства - арабов - более существенным. Думаю, результаты выборов в апреле показали, что наше сообщество хочет видеть наши партии в “Объединенном списке”, и политики, наконец, поняли, что в наших интересах объединиться. 


После выборов в апреле у меня было ощущение, что довольно много евреев, склоняющихся влево и обычно голосующих за “Мерец”, иногда даже за “Аводу”, в этот раз проголосовали за “Хадаш”. Вы заметили такую тенденцию? Почему так случилось, и повторится ли это теперь, когда “Хадаш” стала частью “Объединенного списка”?

Думаю, многие евреи левых взглядов понимают, что “Хадаш” - это единственная левая партия в Израиле на сегодняшний день. “Мерец”, которая тоже представляется левой, в самый ответственный момент может свернуть вправо. Конечно, может быть, голосовать за “Хадаш” как отдельную партию было проще. Но по-моему, выбор довольно очевиден - люди левых взглядов, арабы и евреи, должны голосовать за “Объединенный список”. В такое время, как сейчас, когда набирают силу расизм и фашизм, нам нужно быть на стороне тех, кто больше всего страдает от дискриминации и угнетения - то есть, арабского сообщества. Нам нужно поддержать единственную силу, которая борется с оккупацией, за справедливость, за “два государства” - то есть, “Объединенный список”. Так что я думаю, что всем, кто ценит мир, равенство, справедливость, стоит проголосовать за “Объединенный список”. 


Могли бы вы когда-нибудь объединить усилия с одной из сионистских партий - наверное, “Мерец” самый вероятный вариант? Эта возможность хотя бы обсуждается среди арабских партий?

Если бы речь шла только о “Мерец”, то да, мы бы могли об этом подумать. “Хадаш” рассматривала возможность если не объединить усилия, то хотя бы заключить соглашение об остаточных голосах. Но к моему сожалению, “Мерец” решила повернуться к нам спиной и объединиться с Эхудом Бараком - человеком, который уничтожил любую возможность продолжения мирного процесса; человеком, который изобрел концепт “у нас нет партнера для мира”; того, кто несет ответственность за убийство 12 наших молодых людей. “Мерец” отвернулись от палестинского общества Израиля. 


Если - чисто гипотетически - после сентябрьских выборов Бени Ганцу будет предоставлена возможность сформировать коалицию, и он предложит “Хадаш” или “Объединенному списку” присоединиться, вы рассмотрите его предложение?

Ганц не оставил сомнений в том, что он не хочет никакой связи с тем, что он называет “Объединенным арабским списком” - то есть, с нами тоже. Я думаю, что у него не хватит смелости что-то изменить. Он изо всех сил старается быть похожим на Нетаньяху, даже иногда быть немного правее. Слышали, что он говорил про Газу? Я не думаю что возможность какого-то сотрудничества существует.


Я говорила с несколькими израильтянами-арабами накануне прошлых выборов, и они говорили, что будут голосовать за одну из арабских партий, но что касается премьер-министра - они предпочитают Нетаньяху Бени Ганцу. Это популярное мнение среди палестинцев в Израиле?

Нет, совсем нет. Я понимаю логику - некоторым кажется, что про Нетаньяху мы по крайней мере знаем, насколько он плохой, а от Ганца непонятно, чего ожидать - но все-таки это мнение довольно маргинальное. Большинство палестинцев понимают, насколько Нетаньяху опасен для нашего будущего. За последние 4 года более 32 расистских законов были представлены в Кнессете, включая “Закон о национальном характере государства”. Идея аннексии Западного берега стала частью мейнстрима. Все понимают, что Нетаньяху - это плохо для демократии, плохо для мира и плохо для меньшинств. Никто не хочет, чтобы он оставался у власти. 


Значит, вы лично думаете, что Бени Ганц лучше?

Нет-нет, такого я не говорила! Я всего лишь говорю, что Нетаньяху очень опасен. Бени Ганц может быть тоже опасен, но мы пока этого не знаем. Что мы знаем, так это то, что Нетаньяху не может продолжать быть премьер-министром - не говоря даже о всех обвинениях в коррупции его и его жены. Но я никогда не проголосую за Ганца, никогда не порекомендую его на должность главы правительства. Но Нетаньяху должен уйти! Это многое говорит о политической ситуации в Израиле - к моему сожалению, у нас нет реальной альтернативы, есть только люди, которые придерживаются одного и того же курса. Такова политическая карта Израиля. 


Еще один вопрос, который широко обсуждается среди палестинских граждан Израиля, это бойкот выборов. И действительно, участие арабов в предыдущих выборах было относительно небольшим. В какой степени это продиктовано нежеланием участвовать в политической жизни Израиля, и в какой - отчаянием и неверием в то, что что-то возможно изменить?

Это, скорее, вторая причина. Люди просто не доверяют политической системе, которая годами их ущемляет и пытается исключить из общественной жизни. Политики на протяжении долгого времени подстрекают против палестинцев Израиля, поэтому люди теряют уверенность в себе и веру в политику. То есть это продиктовано скорее эмоциями, а не разумом.  


А как вы лично находите в себе силы продолжать быть частью политической жизни Израиля, несмотря на все это?

Мои силы продолжать проистекают не из политики Израиля, а из нужд моего коммьюнити и веры в то, что мои люди достойны лучшего. Я верю, что у нас есть возможность изменить ход вещей, если мы самоорганизуемся. Мне кажется, что понимание того, как важно политическое участие арабского населения Израиля, как никогда велико. Мы должны воспользоваться этим с умом. Нужно создать ситуацию, в которой все понимают, что мы - часть решения проблем, и без нас решение невозможно. 


Как законодателя, в какой степени вас беспокоят проблемы палестинцев, живущих на Западном берегу, не имеющих израильского гражданства и права голоса?

Никто, кроме нас, в Израиле не говорит о Западном береге - разве что о поселенцах. Политики считают, что они могут ограничится ролью наемных менеджеров, которые управляют общественным сектором для нашего коммьюнити. Но у нас есть политический взгляд на ситуацию. Мы видим, что дискриминация и расизм, с которыми мы сталкиваемся, развиваются на фоне продолжающейся оккупации. Мы понимаем, что в Израиле много проблем - в том числе с медициной, образованием - из-за оккупации и милитаризации общества. Когда мы говорим об оккупации, мы говорим обо всех людях. Те, кто находятся под оккупацией, кто больше всего страдает от угнетения - это наш собственный народ. И конечно, мы о нем беспокоимся. Я вижу связь между отношением к арабам внутри зеленой черты и за ее пределами. 


Я разговаривала с палестинцами из Яффо; они говорят, что, как бы ни была плоха ситуация на Западном берегу, у арабов, живущих в пределах зеленой черты, она, возможно еще хуже. По крайней мере, международное сообщество следит за тем, что происходит на территориях, но никому не интересно, что происходит с арабами здесь. Что вы думаете по этому поводу?

Я думаю, это очень упрощенное видение проблемы. Нельзя сравнивать ситуацию людей, которые требуют своих прав, будучи гражданами, и людей, которые живут в условиях оккупации и каждый день сталкиваются с незаконными арестами, агрессией поселенцев и так далее. С другой стороны, это не соревнование - кто больше страдает. Мы понимаем, что политическая ситуация заставляет нас всех страдать в той или иной степени. И без изменения этой ситуации никто из нас не будет себя чувствовать лучше. 


Что вы лично думаете о движении BDS, и что о нем в общем думают палестинцы?

BDS это мирный способ выразить протест против оккупации на международной арене. Кажется, это довольно эффективный инструмент, с помощью которого международное сообщество может выразить свое несогласие. Конечно, кто-то скажет, что это движение антисемитское - что полная глупость, потому что я знаю и евреев, которые его поддерживают. Я верю, что сопротивление может принимать разные формы. Но что хорошо для международного сообщества, то не всегда подходит нам, жителям Израиля. Я поддерживаю бойкот продукции, которую производят в поселениях, но в целом, я не думаю что у меня есть моральное право, будучи членом израильского парламента, учить кого-то бойкоту. Но я ценю, что кого-то за пределами Израиля волнует то, что происходит с палестинцами на оккупированных территориях.


Назовите три самых срочных проблемы в Израиле, о которых необходимо позаботится, и ваше решение этих проблем.

Это разные проблемы для Израиля в целом и для палестинского сообщества. Для Израиля это, во-первых, прекращение оккупации и поиск политического решения палестино-израильского конфликта, то есть создание палестинского государства рядом с Израилем, вдоль границ 1967 года. Во-вторых, это проблемы демократии. В-третьих, необходимо отменить закон “О национальном характере государства”. Без этого никакие изменения к лучшему невозможны.

Что касается палестинского коммьюнити, то главные проблемы здесь это, опять же, “Закон о национальном характере государства”, практика разрушения палестинских домов и постройка поселений, и проблемы преступности среди арабского населения.  

42 views